Миша Мазель (mishamazel) wrote,
Миша Мазель
mishamazel

Мои литературные публикации за 2009 - 2010 годы

Мои литературные публикации за 2009 - 2010 годы

В прошлом году не дошли руки (а может я забыл?) поэтому выкладываю
публикации моих стихов в разных Альманах за два последних года.







ПУБЛИКАЦИИ 2009 - 2010 гг.



http://rwc.synnegoria.com
США. Нью-Йорк

ПРОГУЛКА ПО РОСЕ

Оказалось, я знал тебя так давно.
Лишь лицо не всплывало. Ну кто же ты?
Может, попросту кончилось время снов?
Сам на чувствах своих я стянул жгуты.

Может, просто рассветы сменили цвет,
и закаты - оттенки, ветрам под стать?
Я с утра и до ночи ношу “привет”,
уставая и снова стремясь устать.

А уста повторяют одно: “Найдись!”
И художник на небе меняет свет.
И какая-то птаха щебечет: “Жди!”
И звезды, как и прежде, восходят две.

Две звезды. Две судьбы. Да дороги две.
Каждой твари по паре. Её ль ищу?
Только вера одна, как и в небе - дверь.
Вы сравните с улыбкою мой прищур.

Жизнь на то и дана, чтобы ей служить,
узнавать и влюбляться, потом страдать.
Колокольчиком правды на поле лжи
отзывается тихое чьё-то: “Здра...”

Сам на пальцах своих я стяну жгуты,
буду снова и снова хотеть писать.
Я с тобою не стану пока “на ты”.
Жребий брошен. Ложится в садах роса.

< 24 мая 2007 года >



ШАГ К МОРЮ

Деревья, как люди, спускаются к морю.
Мы тоже там будем однажды, мой друг.
То море наполнено счастьем и горем.
Что мы... Затеваем иную игру?..

Вода закипает, пронзённая светом.
Смыкаются тучи... Ведь это... на миг?
В ночи затаилось щемящее лето,
но светит Луны неразгаданный лик.

Деревья спускаются. Гордо. Упрямо.
Нам надо учиться. Природа - права.
Хотя бы поверить – там нету обмана.
Шаг к морю... Сама расступилась трава.

< 10 августа 2007 >



ПО РАКУШКАМ...
( ОТ ПРОТИВНОГО)


Эти камни вызывают снова грусть:
не собраться, не окликнуть, не понять
Плеск - не плеск, не песня и не хруст
ног босых по ракушкам... Ни дня
не проходит, чтобы не прийти
в это полное печали естество,
шевельнуть плечами средь картин
и почувствовать с природою родство.
Где же ты?.. Откликнись!.. Силуэт
обнаженной нимфы соскользнет,..
и опять плеск волн, а не ответ.
Вечный поиск. Ветер лишь прильнёт.

Эти камни вызывают снова страсть,
от противного. Что физика, что жизнь.
Осторожно, чтобы не упасть,
подойди поближе. Не дрожи.
Неужели ты ждала меня?..
Я и сам не знал, что буду здесь.
Эти камни... Не было и дня.
Обволакивает сказанное взвесь.
Руки тонкие холодные, как лёд.
Разреши набросить только плащ.
И не я, а ты мне шепчешь в лёт,
мной не сказанное: “Что с тобой?.. Не плачь!”

< 16-20 августа 2007 >



ВЕСЬ МИР В ЛАДОНИ

Ладошкой разглажу я горстку песка.
Касаньем мизинца я выведу имя.
Вот так бы столетья кого-то ласкал.
Она ли присутствует в доме незримо?

Но утром опять на столе моём пляж.
Подставлю ладошку. Секунда – песчинка.
О, знаю... Я твой, незнакомка, типаж
и буду всегда я твоею горчинкой.

Ладошкой разглажу я горстку секунд.
Пусть всем непонятна престранность движений.
Известно, песчинки пребольно секут,
но сам я решился на это вторженье.

А мир за окном полон свежей листвы.
Он полон свободы, любви и горенья.
Там где-то средь праздника бродишь и ты -
талантливый шут, автор стихотворенья.

Познать этот мир - невозможно. Игра
основана лишь на уменье и правде.
И снова, разгладив щепотку песка,
ты - юный король на волшебной эстраде.

Откуда?! Откуда приходит огонь,
вселяющий в зрителя веру и силу?
Подставьте для новых песчинок ладонь.
Зачем?.. Вы как будто о чём-то спросили?..

< 16 -17 сентября 2007>


НА ПРОСВЕТ

Даже если на просвет...
                               изнутри.
Никаких сомнений нет.
                                 Посмотри.
Это море глаз вокруг... Так давно
все они решили вдруг “не дано”.

Только вспыхнет некий взгляд иногда.
Зажурчит ему вослед не вода.
И гадаешь ты, мой друг, и ревёшь
ни за славу, ни за речь, ни за грош.

Даже если на просвет...
                               навсегда.
Проще было растопить толщи льда.
Но сомнений никаких, право, нет
для того, кто пропустил этот свет.

Словно бабочки порхают в ночи
взгляды, полные любви.
                                   Не молчи.
Ну, а можешь и молчать. Нет проблем.
В этом мире слишком много дилемм.

< 21 сентября 2007>



ДО СМЕШНОГО...

Я люблю эту девушку. Странную. Часто чужую.
Я люблю её запах и блеск мной непознанных глаз.
Страх признаться в любви - это всё, чем сейчас дорожу я.
Эта ночь, как спасение, снова меж нами легла.

Я бы жить с ней не смог. Я бы с ней постоянно ругался.
И она бы меня принимать не пыталась всерьёз.
Но мерещится шелест и вновь я себя испугался.
И паденье одежды реальнее высохших слёз.

Замирают слова. Затихает дыханье в прихожей.
И никто не ошибся. Не колет. Не жжёт. Не саднит.
И мечты на сомненья опять до смешного похожи.
И я знать не желаю, что нас так престранно роднит.

<1 - 10 Октября 2007>



ПРИЮТ

Так бывало и раньше. Не стоит по-новому плакать.
Затихает вдали канонады встревоженный гул.
Замирает вода. Поднимаются хлебные злаки.
И всё реже болит, но ещё не устал караул.

Это было везде: и с тобой, и похоже, со мною.
Где-то бродит печаль, где-то мудрость находит приют.
Серый конь при узде мчит тропой до смешного земною.
Я готов повстречать сокровенную песню мою.

Вперемешку с росой приминаются травы сомненьем.
Догорает камин. Оплывает на скатерть свеча.
И ведь речь не о том, кто сегодня окажется первым,
а всего лишь про ночь и про новый далёкий причал.

<7 - 17 Октября 2007>






Составитель Александр Деменин. (Иваново. Россия)

УШЕДШИМ АКТЕРАМ

На церемонии вручения "Оскаров" есть мемориальная страничка,
когда показывают кадры из фильмов с ушедшими в течении прошедшего
с предыдущей церемонии года актерами, часто выбирая кадры, на которых
актеры снимают шляпу, докуривают сигару или выходят в дверь...




Они снимают шляпы и уходят,
не докурив последнюю сигару.
Экран потух. В проходе – эхо бродит
и свечки тает медленно огарок.

Что остаётся? Шорох киноплёнок.
Подмостков скрип в пустом театре ночью.
Взмах кисти... И знакомые с пелёнок
уже забытых старых песен строчки.

Они уходят, нас оставив в зале.
Заметим ли? Что скажем на прощанье?
Как письма, быстро роли пролистаем,
подаренные нам без завещанья.

Не все поймут, я знаю, эти строчки.
В волшебников мы верить разучились.
Я многоточие поставлю вместо точки,
чтоб имена подольше не забылись...

Спасибо, что вас встретить выпал случай.
Спасибо, за подаренное детство.
Спасибо, что вы сделали нас лучше.
Спасибо вам за ваше лицедейство.

              * * *

Они снимают шляпы и уходят
не докурив последнюю сигару.
А на востоке солнце вновь восходит
и день идёт всем зрителям в подарок.

< 29 мая 2002 года >



ПРОФЕССИОНАЛ

          Ж-П.Бельмондо

Я вижу мир в скрещении прицела
и чувствую его я на виске.
Я пулю, что убьет меня, не вижу,
но знаю, что она невдалеке.
Вот я иду, шатаясь, по карнизу,
а вот повис, сорвавшись, на руке,
и я упал, но чудом как-то выжил -
и снова перекрестье на виске.

Я человек без имени и дома
и снова влез в нечестную игру,
где ставкой жизнь - как это мне знакомо! -
а прикупом - убийство, не моргнув.
Скрип тормозов и скрежет по асфальту,
стук сердца - снова пот течет ручьем.
И снова я ушел каким-то чудом,
и снова взял у жизни я заём.

Так пусть зажат опять врагами в угол,
И пусть гуляет смерть невдалеке,
я не погибну, я обязан выжить -
будь дюжина прицелов на виске.
Восстановить я должен справедливость,
чтоб по заслугам каждый получил.
А вечером, чин чином, можно выпить
и улыбнуться из последних сил.

< Февраль - май, 1991 >






http://www.thetimejoint.com/
США. Сан-Хосе

ПРОВОДНИК

Есть музыка, которая витает.
Как жизнь. Не льётся. За окном светает.
Та музыка струится. Просто есть.
Снег тает. День приходит. Свищет плеть,
что гонит добровольцев. Незадача.
Та музыка сулит поймать удачу,
не обещая ничего взамен.
Дорожный камень – символ перемен,
как кем-то тихо выдохнутый Amen.
Та музыка звучит. Со скрипом сани
скользят под ней не вдоль, не поперёк.
Мы сами. В наших чувствах был урок
с которого, как с поту, мало проку.
Как мало. Крик: – "Возница, запаркуй!"
Но слышится вновь в музыке "Рискуй"
Мы сами остановки не хотим.
Мы музыку не просим сбавить ритм.

Есть музыка невнятная, как чувства.
Опустошенье – проявленье буйства
Та музыка – не более чем блажь.
Окурком у саней весь твой багаж.
В мелькании заснеженных фигурок
та музыка уводит в переулок.
Там машет незнакомка вслед рукой.
Заслушавшись, ты встретишься с другой,
хватая воздух ртом с ударом клавиш.
Каденция. Внезапно. Не исправишь.
Не шифр. Не ключ. Скорее проводник.
Ночь тает. Переулок как родник
погасших звёзд свечением усеян.
И, слава Б-гу, нету нам спасенья
от музыки. Сплошная кисея
заворожит хмеля и веселя.
И снова. Утро. Слушаешь с нуля.
Есть музыка, с которой сросся кожей
во времени. Она. Выходит дрожью
гитарных и рояльных струн. Всегда
послезвучанием. Идут года
и вечность. Звуки взрывом. В миге кратком
ей свойственно загадывать разгадки,
и слушатель такой же проводник,
как исполнитель. Музыки двойник.
О нет. Мой друг, не стоит заблуждаться
Ты сам причастен к смене декораций:
то тролли на рассвете гаражи,
то океан. Она. Опять дрожит
в тебе. Как много. Что за горизонтом?
Не шифр. Не ключ. Ты опьянён озоном.
Вот только не поймёшь. Была ль гроза?
А музыка? Как белый лист, чиста.
Срастается с грунтовкою холста.

< август 2008; 7-12 июня 2009 года >



ТИРАДА

Превозмогая зуд в конечностях,
я ухожу с проспектов в улочки.
Там на просторах поперечности
брожу меж листьев и окурочков.
Ведомый глупостью ли хитростью
меж гордостью и огорчением,
непризнанность считаю милостью,
а неприкаянность – стечением.
А город – то закроет жалюзи,
то распахнет их со смущением.
И нет ни зависти, ни жалости,
а только самоощущение.

< 12 января 2009 года >



ИЛЛЮЗИЯ ИЛЛЮЗИИ

Я всегда ношу в карманах шарики.
Шарики из слёз и хрусталя.
Ты однажды тоже станешь маленькой,
пальцами их нервно шевеля.
Переставь местами явь и прошлое.
Забеги на пару снов вперёд.
Новый год укроет всех порошею,
как щенков, в корзинку подберёт.

Ты поверь, что это не алхимия,
отливать из слова серебро.
Станут тени наши тёмно-синими.
Упадёт монетка на ребро.
Нет чудес. Есть залы ожидания
с потолком из звёзд: на всех одним.
Шарики вертеть – не просто мания,
пусть и выглядит тому слегка сродни.

Снегопад укроет всех порошею
и затихнет. Я подброшу вверх
шарики мои печалей крошевом
и услышу твой счастливый смех.
Шарики взлетят и не воротятся.
Звёзд прибудет в мёрзлой синеве.
Серебро на небе не испортится
(пусть сомненье выглядит верней).

Ты поверь, что это не иллюзия,
не гипноз и не игра теней.
Шарики мои нас свяжут узами
проведённых вместе новых дней.
И не страшно то, что не получится
отличить те шарики от звёзд.
Серебро назад вернётся лучиком.
Хорошо, что Мир совсем не прост.

< 29 декабря 2008 года >



КУДА УХОДЯТ МАВРЫ...

Я иду по городу.
                     Я иду, а он растёт.
Незаметно для шага
                            заметнее для седины.
Я иду.
     Как будто - город ждёт.
               Мосты опущены. Курки взведены.
Расстёгиваю ворот рубахи. Курю. Скорее бросаю, а впрочем...
Бросил давно.
Зияющий прочерк,
                  которым себя корю...
                                            белеет.
Скоро будет салют.
                  Без объявленья...
                                Пожалуй, куплю билет,
                                          на все четыре стороны.
Света.
Салют предвестник.
Не сетуй.
Его кто-то ждёт.
Грядёт.
Сперва - полночь. Она повторяется, и доли секунды кажется, что время встало,
несмотря на прошедший салют.
СтрЕлки встают, как и стрелкИ.
              Выбор простёрт...
Но город растёт. Как тираж издания. Я хотел бы быть с ним заодно.
Здания соединяют небо и дно.

Теченье бетона заметней стечения дней.
А мавры уходят...
И вправду вершатся дела.
Из ржавых двутавров возникнет сверканье (в сверканье... Б-г с ней...)
огня за которым рассвет, а совсем не зола.

А город растёт. Я иду по нему и смотрю.
Смотрю на стремление вверх и на стройность основ.
И ворот расстёгнут и смят мой походный сюртук.
И шея болит. Я иду. А город не нов.
А город неонов, но в этом не кроется трюк.
Не он сейчас строится. Снова иду. Снова я.
А впрочем рубаху я завтра как город как будто сменю.
И в новый войду восхищаясь золой января.

    Открою... Здесь прочерк... Сознание.
    Городу - тоже нужны удобрения.
    Сгорают мгновения.
    И только свет - постоянен.
Нет любви окаянной.
Б-г с ней.
Город растёт из огней.
Кажется (только кажется) что вниз.
Это бриз.

Это расстёгнутый ворот.
Это птицы на юг.
Стою.

< 22 мая 2009 года >






http://www.gazeta-pi.ru/
Россия. Карелия. Костомукша.

ПОВТОРЯЮЩИЙСЯ ЗНАК

Она возникла из моей печали
на рубеже бессонницы и сна.
Я делал вид, что я не замечаю,
пытаясь скрыть, что я её узнал.

Я, млея, в сотый раз снимал пальтишко,
прижавшись к складкам платья на груди.
Я слишком долго ждал...
не смейтесь... слишком...
чтоб шквалом чувств любовь разбередить.

Задумавшись, она смотрела мимо,
туда, где синева стекала с крыш.
И плыли не спеша минут налимы,
сбиваясь под меня, как под голыш.

Я смутно видел: люди на бульваре
налимов обходили стороной.
И не было ни звёзд, ни киновари
над снова перетянутой струной.

И в этом мире до утра притихшем
опять, как повторяющийся знак,
меня терзало серое пальтишко,
пришедшая из бездны новизна.

< 2 июня 2008 года >



ВИТРИНА

Как хорошо прозрачным утром
брести по скованной тропе,
морозу подставляя куртку,
как он, слегка оторопев.

Мир замеревший на витрине,
ждёт появления тепла.
Деревья укрывает иней.
Тропа бела. Печаль светла.

Так славно, в каждый шаг вливаясь,
ловить... сперва полутона.
Потом созвучья. Будто сваи,
мир подпирает пелена.

И день, деталями рисуя,
проступит. Бледный позитив.
И всяк, кто замечать рискует
не избежит сего пути.

< 2 июня 2008 года >



НЕДОУМЕНЬЕ

Вся наша жизнь – недоуменье.
Один сплошной вопрос – Зачем?!.
Гармония – моё именье,
и вне его – я глух и нем.

Я - раб изысканного лоска,
тону туманом в щетках нив
и делаюсь я отголоском,
и только в этом не ленив.

Мне оттого слышнее лето
и осень явственно видней.
Я просыпаюсь из буклета
и чувством остаюсь на дне.

За эту сладостную горечь
я вас прошу меня простить.
Вращенье неба не ускорив,
дождь продолжает моросить.

И это, право, очень просто,
проститься, снова возлюбя...
Тогда отвалится короста,
наивней делая тебя.

< 2 июня 2008 года >



КАРЕЛЬСКИЙ ТРИПТИХ

ДОРОЖНАЯ

Не печалься, милый друг - всё пройдёт.
Набирает поезд пусть быстрый ход.
Раньше времени грустить не спеши.
Ты успеешь ещё всё совершить.

Бледно светит над дорогой луна.
На пути встает лесная стена.
Страхи только ты в душе не буди.
У тебя ведь всё ещё впереди.

Пусть тревогу и печаль смоет дождь.
Сокровенного в душе лишь не трожь.
Ты гитару свою лучше настрой
И про дружбу и любовь песню спой.

Птицей пусть она взлетит над костром.
Белым голубем отправится в дом.
Кому надо, сообщит, что любовь
Не умрет, покуда есть в жилах кровь.

Над тайгою тихо встала звезда.
По дороге вдаль бегут поезда.
А мечта рекой течёт на восход.
Дальний белый прогудел пароход.

< 10, 11 августа 1992 года >



КАРЕЛЬСКИЙ ПЕЙЗАЖ

На холме в Карелии над озером
распласталась белой песней ночь.
Тёплый дождь полночной тихой прозою
гонит от костра в палатки прочь.

Вдалеке над сопкой блещут молнии.
Поднял ветер легкую волну.
Я спешу запомнить ту гармонию
прежде, чем щекой к тебе прильну.

На холме в Карелии над озером
спят в палатках добрые друзья.
Не мешают им раскаты грозные.
Тихо сочиняю песню я.

Песню про тебя и про скитания,
шумные пороги и леса.
Тишина одна внимает втайне мне,
распахнув озёрные глаза.

А заря уж снова занимается,
розовея, манит вновь восток.
Лето ещё только начинается.
Шелестит исписанный листок.

< 13 августа 1992 года >



ОБРАТНАЯ ДОРОГА ИЗ КАРЕЛИИ

Прощальный гудок паровоза.
Косой быстрый росчерк дождя.
Как в сердце, вонзилась заноза,
но боль ощутишь погодя.

А поезд всё ход набирает
и скоро уж въедет он в ночь.
Да небо всё ниже свисает,
озёра проносятся прочь.

Как сон, незаметно промчались
недели в карельской глуши.
На память на зиму остались
грибы, что успел засушить.

Остался оборванным эхом
простор для полёта мечты
и лег в душу радостным смехом,
тоску вытесняя в кусты.

Дорога уносит нас к дому.
Не виден во тьме поворот.
И льется мотивом знакомым
карельский прощальный фокстрот.

< 6 сентября 1992 года >


ПРОЩАНИЕ С МАРШРУТОМ

        Олегу Митяеву

Вагон качнулся, и лица поплыли
назад. Прощанье и взмах рукой.
И вместо “будем” споём мы – “были”.
Пойдут рассказы потом рекой.

А лес желтеет, не облетая,
но улетает назад - назад.
Ты смотришь в небо, и небо тает,
ползет заката с него слеза...

И лишь гитара осталась с нами,
всегда готовая рассказать
о том, как стихло заката пламя,
о том, что было - чего не взять.

Вагон качнулся, и лица поплыли
назад. Прощанье и взмах рукой.
А всё ж свершилось, и мы тут были,
одной мы плыли с тобой рекой.

< 15 сентября 1998 года >






http://www.le-online.org/
Германия. Франкфурт

АЗ ЕСМЬ

        Вере Полозковой

Новость не в том, что я здесь.
Новость не в том, что “всегда”
самая странная взвесь,
пылью в которой - года
плавают в жидкости слов,
ловко взмываясь со дна...
Новость не в том, что я весь.
Сказано было “Аз есмь”.
... Новость пребудет одна.

Вечно под надписью “вход”
подданным собственных лиц.
Пятнышки нотного GO.
Ходики выведут “блиц”.
Стенки разверзнутся, и -
вниз или вверх. В никуда?
В этой Галактике мысль,
что в пустоте слово “высь”.
Взвесь... Это только руда.

Только опять пузырьком,
что-то взметнётся от нас.
Ты не свернёшься зверьком
в правом углу полотна.
В горле не выдох, не ком.
Веком не вымерить жизнь.
Бьётся пинг-понговый шар.
“Выход”. Застыл не дыша.
... Господи! Только скажи...

< 16 декабря 2007 года >



ПОВТОРЯЮЩИЙСЯ ЗНАК

Она возникла из моей печали
на рубеже бессонницы и сна.
Я делал вид, что я не замечаю,
пытаясь скрыть, что я её узнал.

Я, млея, в сотый раз снимал пальтишко,
прижавшись к складкам платья на груди.
Я слишком долго ждал... не смейтесь... слишком,..
чтоб шквалом чувств любовь разбередить.

Задумавшись, она смотрела мимо,
туда, где синева стекала с крыш.
И плыли не спеша минут налимы,
сбиваясь под меня, как под голыш.

Я смутно видел: люди на бульваре
налимов обходили стороной.
И не было ни звёзд, ни киновари
над снова перетянутой струной.

И в этом мире, до утра притихшем,
опять как повторяющийся знак
меня терзало серое пальтишко,
пришедшая из бездны новизна.

< 2 июня 2008 года >



РАЗНИЦА

Поезд не стоит на этой станции,
лишь слегка сбавляет быстрый ход.
Можешь вспрыгнуть, плюнув на квитанции,
можешь соскочить... в решеньях твёрд.
Собственно, практически нет разницы:
действие как перемена мест.
Тут и там твои желанья дразнятся.
Там и тут один и тот же квест(*).

Многое намешано в сознании
кончиком иглы к исходу сна.
Ведь мои прыжки совсем не мания
и давно уже пора признать,
что и станций много и составов
сам я порождаю каждый день.
Не ищи в моих глазах усталых
за улыбкой... чуждых мне людей.

Не от них бегу я год от года.
Но, сказать по правде, и не к ним.
Поезда не делают погоды,
лишь несут сквозь век свои огни.
Вы вглядитесь пристальней в окошки,
там и проводник и машинист
на меня похожи... Но окрошкой
всех смешает к ночи ветра свист.

Это, право, даже и не странно.
Так расставил всё грядущий век,
перетасовав мечты и страны,
сотворив из поезда ковчег.
И спасаясь или же спасая,
новым затянувшимся прыжком
я опять с него не то свисаю,
то ли знак даю, махнув флажком.

< 21 июля 2009 года >

(*) Квест - от английского quest - поиск



МЕРА НЕИЗМЕРИМОГО

Примерно так рождаются стихи.
Возникнув белой цаплей из осоки,
покачиваясь плавно,
                            не спеша,
проходят кромкой,
                       незаметно слившись
с растаявшим штрихами отраженьем.

Примерно так.
Теченье непрестанно
                            уносит
                                    ощущение “сейчас”.
И эта цапля толика лишь,
                                  часть
не паузы, не счастья, не покоя.
Не козырь, но придуманная масть:
обманный 25-й странный кадр.
Не в нём тобою найдена строка?..

За облака.
            Всегда за облака
(пусть визуально – кромкою осоки)
Небрежные, но твердые мазки.
Следящие к катарсису близки.
Проходит цапля...
                       Скажете – пустяк.

Примерно так.

Примерно так: из звуков и песка
на первый взгляд фривольным пересказом,
взволнованным движеньем плавников
твоей печали тайных двойников.
И нету ни побед, ни поражений.
Штрихами по воде наискосок
река рисует цапли отраженье,
да с неба снова снег или песок.

Какая глупость быть на волосок
от осознанья.
                  Цапля вновь уходит?

Но что тогда мелькает?
                      Тут. И там.
                             Порой помногу раз одновременно,
                             как девушка в видениях твоих.

Волнующий осоку ветер стих.
А ты всё ждёшь, когда она качнется
за ночь до объяснения в любви,
за ноту до рождения сонаты,
и всплеск до лицезренья наготы.
За век поднятие до смены “Вы” на “ты”.
За тремор до секундного тик - так
Примерно так.

< 15 мая - 13 июня 2008 года >





Украина. Харьков

БИРЮЗОВЫЕ ГЛАЗА

Я средь знакомых слыву оптимистом,
с юности всех приучаю к улыбке.
Светловолосая муза... искристым
взгляд мне твой кажется. Точно не зыбким.

Светловолосая муза печали,
что тебе наши беззвучные слёзы?
Ты обо мне на углах не кричала.
Я о тебе не писал даже прозой.

Так почему твоих глаз бирюзовых
нет... вдруг почувствую тайную ласку.
Я не стремлюсь быть почётным призёром,
не придаю наши встречи огласке.

Так для чего ты за мною по свету
следуешь, чувство вины сберегая.
Стан твой, обтянутый мягким вельветом,
в бездну меня без протеста ввергает.

Светловолосая муза печали
я в тебя прочно наивно влюбился.
Я без тебя свои строки не чаю.
Я не сличаю. Я словно напился.

Бережно плеч твоих хрупких коснулся.
С шелестом ветра ты снова исчезла.
Мальчик, похоже, опять улыбнулся.
Кто-то взмахнул в тишине своим жезлом.

< 17 июля 2008 года >



ПО КРОХАМ

Когда душе темно и неуютно
и целый мир покажется толпой,
закрой глаза, представь журчанье лютни
с гитарою... И пусть наперебой
тебя терзают лапки чьих-то вздохов
и занавески дышат и дрожат.
Пусть новый путь, воссозданный по крохам,
не пробудит желанье убежать.

Когда душе темно и неуютно,
то знак, что надо снова стать сильней.
Крупинками дождя текут минуты,
струной гитарной лопнув на стене.
А в зеркале мелькнёт не то виденье,
не то ты сам: прозревший и немой.
“Я снова здесь, по твоему хотенью.
Разжмурся и лицо скорей умой...”

Когда опять не найдены ответы
из бездны называющейся “я”,
взмывают светлячки навстречу ветру
и кто-то рядом шепчет “я – твоя”.
И снова лица. Лица как минуты.
Ты где?... В ответ - неуловимый взгляд.
И не могу сказать, что неуютно.
Лишь занавески мерно шелестят.

< 23 августа 2008 года>






http://rwc.synnegoria.com
США. Нью-Йорк

ЩАВЕЛЕВЫЕ ЩИ

                  - I -

Моя муза носит очки
            (незначительный минус)
                            и длинные волосы.
А я, признаюсь вам, – сдвинулся.
Я почти умираю
                     от её голоса.
Она
    невысокого роста
                и худощавая.
Она лучше всех готовит
                      щи из щавеля.
Свою собаку она
                называет Авелем.
И это правильно,
что она
      считает меня сумасшедшим...

Привет всем подошедшим.

                * * *

Мою музу зовут Алёна.
Она живёт в центральном районе
нашего города.
А я
  отпустил бороду.
                Небольшую.
Уже лет как пятнадцать.
И я рад стараться
         уколоть при случае
                              в щечку.
Я всякий раз ищу щёлочку
                   в её серьёзности.
(Есть у меня и другие особенности.
Улыбка... и отсутствие собранности).

                * * *

Иногда мне почти удаётся...
Но всегда остаётся
поле
     для новых попыток.
И это совсем не пытка.
Кстати
       и Алёна не жалеет напитка
                               своего поцелуя,
хотя не часто балует...
                          и это правильно.
Ведь поцелуи – отравлены
                                  моей не решительностью.
Отчасти
         она простительна.
                                  Но...
длительность ожидания становится ощутимей.
Как ветер.
                * * *

Алёна без сомнения светит
(в университете,  и на работе).
И её совсем не заботит такая солнечность,
как и соло на флейте,
                          к ужину...
Она просто простужена.
А я как будто контуженный:
сперва с рождения, а потом и ею.
Я, по правде сказать, шизею.
И не от взгляда и вздоха –
                           от шороха.
От бровей над очками.
И всполохи
              затмевают и взгляд, и сознание
итак, уже мающееся, скачками,
что прибавляется к моим странностям
                                           в вечернем свете.
(Спрашивается – куда же больше,
                                    А всё туда же).
Я припрячу, пожалуй, пряности.
Я обожаю щавель, и непереношу
                                   петрушку и спаржу...

                 - II -

Я спрятал Алёнины очки, и она
                                    идёт и щурится.
Ей кажется,
            что на неё смотрит вся улица.
Улица
       может и смотрит.
                              Что мне она.
Мне она
         не видна,
                    хотя зрение было нормальным.
Улица ведь
             нереальна,
                         когда на ней...
Ясное дело, что видней
мне кусок за Алёной.
Всё остальное – покрыто плёнкой
                                              ненужности
и...    уже известной контуженности,
                                  вашего покорного брата.

Подтягивайтесь ребята.

                * * *

Я уже не боюсь
                   класть ладони на талию
одновременно болтая
(чего не делал до этого).
Я осмелел числа третьего
(тому назад).
И, по правде сказать
                         я рад.
Мне – осталось немного:
Показать свои стихи
                         и фотографии
подробнее
          рассказать биографию.
Пойти со временем в ногу.
Не пытаться преодолевать это жжение.
И...
   Сделать Алёне предложение.

                * * *

Спасибо, Господи, что нету предела
мурашкам на моём теле,
поломкам в мое разумности,
зачаткам моей необузданности,
за то, что в сознании идут скачки...

                * * *

Алёна отыскала очки.

Я – поправил её чёлку,
чем и расширил щёлку
собственной смелости.

Расширил...

Не от этого ли так сводит челюсти.
И откуда
           Такая смешинка?

Мимо промчалась машина.

Так странно,
                что я её заметил.

И почему так светел
                           этот вечер.
Это он
        расправил мне плечи?

- Мишка,
          Мой взрослый ребёнок.
                             Что случилось?
- Выходи за меня замуж!..

 

                * * *

Получилось?

                * * *

Пёс Авель
            лежит на кабеле, который
я тяну к компьютеру.               

Сегодня четвертое.
                          Утро.
Мне кажется.
            Мне это часто...
                Что части
                    реальности сглаживаются
                        время от времени
                            в завихрениях
                                моего воззрения.

В очках у Алёнки отличное зрение,
но даже в очках Алёнка меня не гонит.

Неужели?..

Неужели я понят.

                - III -               

У неё в рюкзаке моя книжка.
А я
  изучаю стрижку,
                       которой нету.
Мой разум
            сплетается в косу
                         совсем без спросу
                                      как и её волосы
                                                  в моих руках.

И я затерян в веках.
               Или в веках.
                   Я
                      их целую.
                                  Я в реку вхожу
                                                      вторую.
Ищи, где я – свищи.

- Алёнка...
-?!.
- Сготовь нам щи.
                 Будь другом...

 

Ребята, я не хочу из круга.
                              

< 1 -9 мая  2008 года >


ТАКЖЕ в этом выпуске опубликован Рассказ НЕГОДЯЙ,
который я приводить в данной подборке не буду.




Tags: мои стихи, публикации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments