October 7th, 2014

Борода

Венец… и… я

Венец… и… я

- Откуда ты?
                 - Я – в дождь.
- Зачем?
           - Под ним мой дом.
- Там мокро…
                 - Там я - дож.
- Бомж?..
        Верится с трудом.
Для дожа, ты
                   моншер
немного
            мелковат
и… что это за шерсть?
- Я дож…
          ни кум, ни сват.
С носочка
              на носок
удел ваш
            мон ами…
… Рисуй наискосок
и прошепчи “Аминь”…

У каждого из нас
Венеция – своя.
Такой вот экзистанс
Такое вуаля.

Итак – я мокрый пёс.
Мне холодно, My Lord.
Навскидку –
              не до грёз?
Я сведущ, а не горд,
Мне в спину – Ugly dog!..
Не в первый раз.
                        Привык.
Путь долог.
               Зов ли?
                        Долг?
Подбросьте закавык.

Я счастлив…
                - Вас из дас?...
- Вам проще крикнуть – шут!
Ведь я с собой всегда
Венецию ношу.
Бездомный или нет?
- Скажи, в который раз?
… По всей её длине
в дожде от ваших глаз.

< 27 сентября 2014 года >

Борода

Оловянная конница

Оловянная конница

         … Мише Брифу


Стихи – они что котики:
царапают, царапают…
достаточно в них готики
и слёз, что тихо капают.
В них звуки рукоплещутся
совсем не рукотворные,
и часто в них мерещатся
виденья не повторные.

В них не закрыты форточки.
В них свет идёт сквозь щёлочки.
Под красочной обёрточкой
в них кислота со щёлочью.
И странно, что не капают
они… не жгут ладони нам,
а, гладя мягкой лапою,
становятся бездоннее.

Не щурьтесь. Не мурлыкайте.
Не плачьте – эка невидаль.
Луну и солнце выкатят,
освободив из невода,
и в свете их бесхитростном
по улицам неузнанным…
стихи, как я - расхристанный,
блуждают не доужинав.

И в небесах над шпилями,
над гордыми светилами
невиданными пылями
нам делаются милыми,
и сыпятся на головы –
кто дорог, и кто помнится…
И тает, тает олово.
Стихи – они что конница.

< 7 октября 2014 года >